Правда о штрафбатах и загрядотрядах во Второй мировой стр.36

ла отправлено на «заслуженную, но полезную смерть» — в штрафные части рейха.
В трагической, предпораженческой атмосфере Германии того времени получила большое распространение поговор¬ка (приписываемая д-ру Геббельсу): «Радуйтесь войне, ибо мир будет страшным».
Наперекор реальности (рейху оставалось жить меньше месяца) пропагандистский аппарат рейха продолжал гото¬вить народ к тотальной войне. 4 апреля 1945 г. Геббельс записал в своем дневнике: «…главная задача прессы и ра¬дио — разъяснить немецкому народу, что западный про-тивник вынашивает те же гнусные планы уничтожения нации, что и восточный… Мы должны снова и снова ука¬зывать на то, что Черчилль, Рузвельт и Сталин безжалост¬но и не считаясь ни с чем станут осуществлять свои смер¬тоносные планы, стоит только немцам проявить слабость и подчиниться врагу…»
Весной 1945 г. сотни еще существующих изданий Тре¬тьего рейха, следуя указаниям рейхСминистра пропаганды, начали публикацию материалов о Пунических войнах, на¬стойчиво проводя параллель между борьбой Рима и Кар¬фагена и событиями Второй мировой войны.
На последнем этапе существования фашистского режи¬ма у немецкой пропаганды появился еще один «убеждаю¬щий лозунг»: «Победа или Сибирь!» В работе Рудольфа Зульцмана «Пропаганда как оружие в войне» описывается его возникновение: «Когда в рядах немецких солдат окон-чательно сложилось убеждение, что война скоро кончится, американцы из опроса пленных заключили, что многие немецкие войска воюют так ожесточенно только потому, что не хотят быть отправленными в качестве пленных в Америку, опасаясь, что из-за океана им будет труднее вернуться на родину. Это заставило американцев быстро
уничтожить сотни тысяч пропагандистских листовок, изо¬бражавших немецких пленных на пути в Америку, и за¬менить их новыми листовками, в которых объявлялось, что пленные немцы отныне не поедут в Америку, а будут содержаться в лагерях на территории Западной Франции. Немецкая пропаганда немедленно опубликовала эту ли¬стовку как «доказательство» того, что теперь всех немецких пленных будут передавать русским и угонять в Сибирь.
Эта пропагандистская дуэль не принесла успеха ни одной из сторон. Листовки с красной надписью не побудили ни одного немца перейти на сторону противника, а лозунг «Победа или Сибирь!» вызвал у них чувство недоверия, потому что они никак не ожидали от западных держав применения таких мер». Страх перед местью и расплатой, готовившимися запад¬ными державами немецкому народу, был, согласно различ¬ным материалам американской статистики, сравнительно небольшим — утвердительно на этот вопрос ответил только каждый пятый из опрошенных пленных.
Необычно другое — моральный дух немецких солдат часто поднимался именно тогда, когда на фронте наступа¬ло самое отчаянное положение и спастись можно было только чудом…
В августе-сентябре 1944 г. доверие немецких солдат к Гитлеру и вера в чудо-оружие часто находились в вопиющем противоречии с обстановкой на фронтах (согласно результатам письменного опроса пленных, проведенного американским отделом психологической войны).